ВЫХОДНЫЕ ДАННЫЕ

Учредитель сетевого издания "Донской вестник.ру"- АУ "Редакция газеты "Донской вестник" Главный редактор: Рыбцова А.А. Адрес электрронной почты: www.donwestnik@yandex.ru Телефон: 84467-5-19-64 (16+)

Посещения

Сегодня391
Вчера523
За эту неделю1465
За этот месяц1465
Всего413289
Мы вместе ковали Победу!

Мы вместе ковали Победу!

PDFПечать

Иловлинский район Сталинградской области к началу войны имел население 16449 человек. (Информация построена на архивных данных УФСБ РФ по Волгоградской области Ф.2 Оп 18 Д 27. Практически весь нижеизложенный материал в основном подготовлен по публикациям районной газеты разных лет и воспоминаниям ветеранов). Площадь его составляла 1572 кв. км, с центром в станице Иловлинская. Район был сельскохозяйственным, зернового направления с хорошо развитым бахчеводством и овощеводством. На его территории располагались 16 колхозов и 1 совхоз, 2 МТС, 83 единоличных крестьянских хозяйства. Наиболее крупными предприятиями значились: машинотракторная мастерская, маслозавод, артель по швейному производству, механическая мельница, хлебопекарня, типография газеты «Колхозный активист», 5 электростанций; работали 24 школы, 2 больницы, 4 учреждения амбулаторно-поликлинической помощи, районный Дом культуры, 16 изб-читален, 22 библиотеки.

В дни Сталинградской битвы территория района, как достаточно протяжённый участок линии фронта, входила в театр военных действий этого величайшего сражения, изменившего ход второй мировой войны.

Летом 1942 года немецко-фашистские войска в составе 6-ой армии, поддерживаемые мощными силами авиации, быстро продвигались к Сталинграду. Темп движения этой армии составлял примерно 30 километров в сутки. Согласно «высочайшему приказу» фюрера, они должны были захватить Большую излучину Дона, форсировать Дон и начать сражение за Сталинград.

 Замысел врага сразу стал ясным и для советской стороны, в результате чего было приказано выдвинуть главные силы 5-й резервной армии на восточный берег Дона с задачей оборонять его и ни в коем случае не допустить переправы противника через Дон.

12 июля был создан Сталинградский фронт, объединявший 63-ю, 62-ю армии, а также отступившую 21-ю армию и 8-ю воздушную армию Юго-Западного фронта.

В это время на территорию Иловлинского района прибывали все новые и новые эшелоны с техникой и личным составом дивизий. На станциях Иловля, Лог, Качалино они высаживались и, после небольшого периода формирования и подготовки, выдвигались на правый берег Дона. В хуторах Авилов, Тары, Песчанка, Красный Яр, Медведев, Заварыгин, Шишикин и других проходило ускоренное обучение войск, проводилось формирование и укрепление позиций инженерными соединениями. С января 1942 года начались работы по сооружению оборонительных полос-отводов, в которых приняли участие тысячи иловлинцев, в том числе дети и старики. Один из отводов проходил вдоль реки Иловли и далее по левому берегу Дона. Однако впоследствии оказалось, что работа, проведенная в спешке и без учета местных природных условий, почти вся была загублена. Весенний паводок смысл большую часть укреплений.

Одновременно велись работы по эвакуации местных жителей. До начала боевых действий многие дети и престарелые были вывезены в другие районы, области, в основном в Заволжье. Почти полностью был эвакуирован скот.

Более подробно о том, что происходило в наших местах в те трагические годы, мы можем узнать лишь из воспоминаний очевидцев и архивных данных, в свое время собранных и бережно хранимых в личных архивах ветеранов, школ, музеев, опубликованных в печатных изданиях.

Из архива ныне живущего иловлинца, участника ВОВ А.П. Агеева.

(Воспоминания Сергея Васильевича Исаева, 1905 года рождения. Перед войной он работал заместителем директора МТС, а в период ВОВ - уполномоченным Министерства заготовок).

«Уже с августа-сентября 1941 года в район начали поступать раненые бойцы. Тогда из обкома партии было дано указание о создании штаба подпольщиков. В штаб вошли руководители района. Штаб был разбит на шесть рабочих групп, которые должны были остаться в разных населенных пунктах при возможной оккупации. Оружие для партизанского отряда было складировано в балке Грицкова (поля хутора Боровки). В основном это были винтовки, пистолеты, гранаты, взрывчатка. Там же был размещен запас продуктов - до тонны муки, сахар, растительное масло. По завершении Сталинградской битвы склад был сдан в НКВД.

После первой бомбежки районные учреждения переехали на хуторок, в помещения УППВОС, потом в Заварыгин, еще позже — в Красный Яр...»

В своих воспоминаниях Сергей Васильевич, что также немаловажно, назвал имена руководителей района, директоров организаций и предприятий довоенного и военного времени. Так, после ухода на фронт первого секретаря райкома партии Алексея Михайловича Кузнецова, его место занимал Б.Г. Пузаревский (с июня по декабрь 1942 года), его сменил К.Т. Прадько (1942-1943 годы), а после - Василий Тимофеевич Мандрыкин. Вторым секретарем в это время был Ф.Ф. Скутнев («...трудился сутками для организации всех видов работ»). В документе указано, что секретарем райкома комсомола в то время был Александр Дмитриевич Авилов, которого сменил А.Т. Карташов; председателем райпо - Петр Степанович Попов, завучем школы - Наталья Попова; председателем колхоза имени Будённого в Иловле работал Моисей Бортовов.

В период войны должность военкома занимал Александр Филиппович Мотохин, прокурора - Владимир Новиков, начальника милиции - Воронов, (позже его заменил Артеменко), редактора газеты — Н.Н. Анисимов. К сожалению, рассказчик не помнил полные имена людей, о которых вспоминал в то время. Но сегодня и эта, неполная информация очень ценна — она может рассказать современнику о многом.

(Из воспоминаний А.Т. Карташова. Он работал первым секретарем Иловлинского райкома ВЛКСМ с 1942 по 1946 год). Вторым секретарем в это время, по воспоминаниям Александра Тимофеевича, была Таисия Юрченко, а после нее - Николай Васильевич Калачев.

«В хуторе Желтухин, в соснах, был палаточный военный городок. Здесь в начале 1942 года в течение нескольких недель формировались подразделения Кавалерийской дивизии, куда влились и иловлинцы призывных возрастов. В их числе были работники райкома ВКП (б) Николай Дементьев, Николай Анисимов, Евгений Просвиров и много других жителей района. Дивизия ушла на Изюм-Борвенковское направление, то есть под Харьков. К тому времени уже вся молодежь призывного возраста была призвана на фронт. Оставшиеся в хуторах и селах юноши и девушки 16 - 17 лет неустанно оказывали помощь прибывающим войскам. Они работали на погрузке и разгрузке продовольствия, оборудовании палаток, собирали теплую одежду.

Первые раненые в районе появились уже осенью 1941 года, и в «каменной» школе Иловли (сегодня - здание многофункционального Центра) сразу начал работать госпиталь. Когда началась Сталинградская битва, под госпитали были заняты и другие помещения.

Комсомольцы работали в госпиталях, стирали, ухаживали за ранеными, читали сводки с фронта, вручали подарки, ставили концерты. Самых активных всех сразу не назову, но хорошо помню Валентину Калачеву, Нину Луппову, Марию Мирошниченко, Зинаиду Лебедеву, Марию Водопьянову. Райком комсомола тогда проводил работу под руководством второго секретаря райкома партии Федора Федоровича Скутнева, работника РВК Ф.Ф. Табунщикова...

Я видел, как наш лётчик Лямин 1 января 1942 года сбил немецкий самолёт-разведчик, который упал в районе хутора Кутановский».

(Из воспоминаний Лидии Николаевны Топилиной).

«На окраине нашего хутора Кисляки (вблизи станицы Трёхостровской тогда Сиротинского района), а было это летом 1942 года, еще стояли советские части, и при первых бомбежках немцев шквал огня обрушился именно на них, но вместе с военными погибло много мирного населения.

Как-то утром, я вышла из своего убежища и увидела раненого советского солдата. Быстро сходив за соседями, мы положили его на одеяло и отнесли в соседний подвал. Оказав первую помощь, мы ушли, ведь больше помочь было нечем. Когда я вышла из того подвала, а женщины направились в другую сторону, мне на встречу выехала машина немецкой разведки. В ней находились два солдата и офицер. Убегать я не стала – смело пошла им навстречу. Офицер, заметив меня, поманил к себе, но в этот момент откуда-то вышли двое советских солдат с поднятыми руками. Думаю, это меня и спасло. На меня уже никто не обращал внимания.

Через неделю мы увидели тех советских солдат в немецкой форме. Но позже все догадались, что это наши разведчики. А попали они в наш хутор, так как во всех его домах жили немецкие офицеры, и хаты были набиты радиоаппаратурой. Позже разведчики украдкой помогали населению продуктами и лекарствами…

Спустя неделю после вторжения немцев, мы с мамой пошли в колхозный сад, чтобы найти хоть немного ягод и фруктов, ведь кушать было совершенно нечего. Здесь-то и увидели много раненых военнопленных. Стояла жара, и раненые просили пить. Мама набрала ведро воды и стала поить пленных. Тогда сзади подошел немец. Он ногой выбил у нее из рук ведро, со всего маху пнул маму. Удар пришелся по позвоночнику. От этой травмы она позже и умерла.

Глядя на мучения пленных, на горе и безысходность населения, мое сердце обливалось кровью – среди них были родные мне люди. Ведь до войны мы все жили одной дружной семьей. Вместе радовались, вместе горевали. А среди солдат, воевавших с этими извергами, в то время в основном находились мои сверстники. Я представляю, как трудно и страшно было этим мальчишкам.

В концлагере тоже было много военнопленных - наших солдат. Позже они были размещены в отдельном лагере, отдельно находились и мирные жители из ближайших хуторов. Условия были тяжёлыми. Особенно страдали военнопленные.

Мой муж, тоже совсем молодой, погиб в 19 лет в своем первом бою. Он так и не узнал, что у него родилась дочка.

С тех страшных дней прошло уже очень много лет, но забыть их не удается никак. В память о том ужасном времени осталась лишь не дающая покоя память, да медаль «За доблестный труд в годы ВОВ».

(Из воспоминаний Клавдии Крапивиной, год рождения — 1914, родилась в хуторе Яблочный. Вышла замуж за Алексея Давыдовича Пономорёва, который погиб 23 января 1943 года на Мамаевом Кургане).

«С 1938 года я поступила на работу в Иловлинскую районную больницу. Там же работала санитаркой с 1941 по 1942 год. После эвакуации больницы, с августа 1942 года по март 1943-го, была рабочей прачечной в полевом госпитале, расположенном в хуторе Яблочный. Мы сутками стирали нательное белье, обмундирование, марлю и бинты.

Кошмар увиденного нельзя передать словами. О том, что творилось на передовой, где война перемалывала людей как в мясорубке, можно было судить по тому, какие страшные раны получали наши бойцы. Работа осложнялась воздушными атаками фашистских стервятников, которые постоянно бомбили железнодорожный мост и населённые пункты.

Я видела, как зенитчицы сбили самолёт на железнодорожной станции. В то же время и урон от взрывов здесь был большим, ведь в вагонах рвались перевозимые по железной дороге снаряды.

С марта 1943 года я опять перешла в больницу на должность санитарки. Здесь уже, кроме раненных солдат, было немало мирных граждан, получивших ранения при бомбежках. За всеми мы ухаживали до отправки их в госпитали или до выздоровления. На этой работе я оставалась и после войны, вплоть до ухода на пенсию».

(Из заявления, написанного 17 мая 1994 год в Иловлинский отдел социальной защиты населения Е.И. Аликовой. Евдокией Ильинична родилась в 1930 году в хуторе Хлебный Сиротинского района).

«После боев 16 и 17 августа 1942 года, немцы захватили хутор. Ожесточенный бой был весь день 16 августа. Наши войска отразили несколько атак и подбили несколько танков. Немцы два раза бомбили наши позиции, и ночью советские войска отступили на противоположную сторону Дона.

Нашу семью, состоящую из троих детей, мамы и бабушки, как и всех жителей хутора, в конце августа немцы выгнали в район балки «Венцы». Мы только успели захватить с собой одно одеяло. Гнали нас пешком 10 километров, к хутору Кисляки. Здесь находился концлагерь, где содержались советские военнопленные. Мы оказались за колючей проволокой. Пригнав, долго не кормили. Тогда мы стали выходить из заграждения и копали картошку на колхозном поле. Часть картошки мы тайком отдавали военнопленным, которые содержались в жутких условиях. Они находились под открытым небом, без воды, без туалетов. Много было больных и раненых. Много умирало.

После двух недель пребывания в лагере, нас на крытых брезентом машинах вывезли на станцию Морозовскую Ростовской области. Здесь тогда скопилось много народу. Немцы, отсеяв от пленных евреев, погрузили нас на открытые платформы и повезли в Белую Калитву, где разместили в пустующих птичниках. Там также не кормили.

Вся окраина Белой Калитвы была забита людьми, которых привлекали на погрузочные работы. Тут же производили отбор молодёжи для отправки в Германию. Мы ходили просить у жителей и у немцев еду. Люди стали умирать от голода и холода. Здесь заболела и умерла наша сестра Нина, 1928 года рождения. Пробыли мы на птичниках около двух месяцев. Сестра Клава, 1926 года рождения, всегда уходила на ночь в стога прошлогодней соломы, чтобы утром немцы не погнали ее в Германию. Несколько раз мы видели, как немцы грузили молодёжь в вагоны и отправляли в Германию. Стоял невообразимый крик и плач. За неповиновение тут же расстреливали. Когда люди стали умирать в большом количестве, нас стали расселять по Ростовской области. Наша семья оказалась в Литвиновском районе, где мы и были освобождены Красной армией. Кто как мог, добирался домой. Первого мая 1943 года мы вернулись в родной хутор Хлебный. Вырыли землянку. Дома не было. Немцы наш дом разобрали на блиндажи, а сараи и плетни - на отопление».

Истребительный отряд.

(По материалам газеты «Колхозный активист» от 2.02.1944 года).

В грозные августовские дни 1942 года немцы рвались к Сталинграду. Часть территории нашего Иловлинского района была захвачена врагом. Авиация фашистов бомбила райцентр, станицы и хутора. Большинство жителей Иловли в сентябре – октябре 1942 года были вынуждены эвакуироваться в соседние районы, оставив дома, имущество. Руководство района переехало в хутор Красный Яр. Перед отделом милиции стояла задача сохранить имущество граждан от расхитителей. В районе был организован истребительный отряд во главе с начальником милиции. Направлял работу отряда и помогал в его деятельности председатель исполкома райсовета депутатов трудящихся М.П. Моисеенко. Основной задачей истребительного отряда стала ликвидация пожаров после налётов вражеской авиации, сохранение общественных и индивидуальных построек, оказание помощи пострадавшим.

Свою задачу отряд выполнил с честью. Многие его участники были впоследствии награждены медалью «За оборону Сталинграда». Среди отмеченных государственной наградой - иловлинцы Ф.И. Кузнецов, О.А. Колесов, А.Г. Абросимов, С.В. Исаев, Я.А. Рвачёв и другие».

Сводка НКВД.

(Книга Памяти «Сталинградцы в бою и труде 1941 – 1945 г.», стр. 340 «Из разведывательной сводки УНКВД по Сталинградской области командующему Донским фронт о положении в тылу противника от 16 октября 1942 года»).

«... На хуторе Кисляков Сиротинского района Сталинградской области размещена немецкая комендатура, устанавливающая режим в прифронтовой полосе и осуществляющая контроль за соблюдением его местными жителями. Она же назначает старост и контролирует их работу. В обслуживание Кисляковской комендатуры входит несколько населенных пунктов, расположенных по правому берегу р. Дон. В составе комендатуры имеются отделения, размещенные в населенных пунктах, находящихся непосредственно у линии фронта. В обслуживание этих отделений входит 3-4 населенных пункта. Установлено, что такие отделения имеются в хуторах Хлебном и Хмелевском.

Аналогичная структура установлена в населенных пунктах Клетского района. В этом районе и х. Евстратовском размещён районный главный комендант и отряд немецкой полиции.

Представителями немецкой власти в хуторах из русских являются старосты и по 5-7 человек полиции. Эти старосты сами никаких вопросов не разрешают, а являются исполнителями распоряжений коменданта. В состав старост и полицейских немцами вербуются военные из добровольно сдавшихся в плен немцам бывших красноармейцев.

По прифронтовым населенным пунктам установлен следующий режим.

Хождение местным жителям разрешено с 5.00 до 20.00 в районе своего населенного пункта. Передвигаться из одного населенного пункта в другой запрещается без выданного на то отделением комендатуры (или самой комендатурой) пропуска. Выдача пропусков производится по ходатайству старосты села с указанием причин посещения другого населенного пункта. И с пропуском переход из одного населенного пункта в другой разрешается только днем».

Под знаменем иловлинцев.

(По материалам газеты «Колхозный активист» №3 от 12 мая 1943 года).

«173-я танковая бригада (командир – полковник А.П. Маркин) находилась на формировании в нашем районе в станице Качалинская. Формирование происходило практически накануне и в период Сталинградской битвы. Перед отправкой на фронт воинам этой части было вручено красное знамя от тружеников Иловлинского района» (с ним бригада прошли всю войну. В настоящее время знамя хранится в музее Министерства обороны, в городе Москва).

29 июля 1943 года газета «Колхозный активист» опубликовала письмо из танковой бригады за подписью полковника М.А. Лабуздина:

«Дорогие иловлинцы! С чувством величайшей гордости сообщаем Вам, что знамя, которое вручили нашей танковой части РК ВКП (б) и исполком райсовета от имени тружеников района, мы пронесли с боями уже более тысячи километров. Те обещания, которые мы вам дали, выполнили с честью. Наша часть участвовала в зимнем наступлении. Только в одном бою мы взяли в плен более 6 тысяч солдат и офицеров противника, в том числе 4 полковника и 5 подполковников. Всего за период участия в боях наша часть захватила 8500 пленных, уничтожила более 15 тысяч гитлеровцев.

С вашим знаменем мы освободим тысячи сёл, сотни городов, десятки тысяч граждан, томящихся под фашистским игом. Известный вам тов. Микулин – ныне Герой Советского Союза, и о нём знает вся страна. Мы надеемся, что и вы, иловлинцы, все задачи, которые ставить перед вами наша партия, Советское правительство, выполните с честью и достоинством. Началась уборка. Образцово убрать урожай - Ваш долг перед Родиной и фронтом».

Донской вестник» от 4 августа 1994 года»):

«На территории Иловлинского и других районов Донского левобережья в 1942 году формировались многие воинские части и соединения. В Иловле, в частности, начала свой боевой путь 182-я танковая бригада. На её вооружении были тогда танки Т-34 и Т-70. К лету этого года формирование было закончено, и бригаду, по приказу командования Сталинградским фронтом, направили в действующую армию. Перед уходом в бой иловлинцы в торжественной обстановке вручили воинам бригады Почётное Красное знамя, на котором с одной стороны были вышиты слова: «От трудящихся Иловлинского района бойцам 182-й танковой бригады», с другой стороны: «Смерть немецко-фашистским захватчикам». Знамя вручал, от имении иловлинцев, торжественно приветствовал бригаду председатель райсполкома М.П. Моисеенко. Своё боевое крещение бригада приняла на дальних подступах к Сталинграду, когда в большой излучине Дона развернулись тяжёлые кровопролитные бои. «Выполнили приказ командования, остались верными солдатской клятве, которую мы дали иловлинцам» - вспоминал впоследствии гвардии полковник в отставке, бывший военком 182-й танковой бригады М.Кутейников.

«Танкисты грудью встали на пути врага. Озверелые фашисты разбивали лбы о мощный броневой щит. В нашей памяти навсегда останутся огненные рубежи на правой стороне Дона: линия хуторов Венцы, Верхняя Бузиновка, Осиновка, Перекопка и другие. Воины бригады уничтожили большое количество вражеской техники. От пуль и снарядов, под гусеницами танков нашли свою смерть сотни фашистских солдат и офицеров. Никто из танкистов не дрогнул, не отступил без приказа. Мы не посрамили чести воина, не посрамили знамени иловлинцев. Дорогой ценой досталась нам победа. Многие погибли, защищая Родину».

В Иловле похоронены командир бригады подполковник Александр Прокопьевич Марков и командир танкового батальона Лапшинов. Сгорели в танках, но не дали пройти врагу помощник начальника политотдела по комсомолу Иван Новожжёнов и военный комиссар 396-го танкового батальона Степан Николаевич Тимошенко. Вдохновляя бойцов личным примером, пали смертью храбрых секретарь парторганизации мотострелкового батальона Фёдор Петрович Лебедь и командир роты Сергей Василевич Логунов. Многих мы недосчитались после сражений за Тихий Дон. Когда бригаду отвели к хутору Паньшино, в ней оставалось всего лишь 19 израненных бойцов. Тогда на базе бригады был сформирован отдельный танковый полк, в бой нас снова вело знамя части и знамя иловлинских трудящихся. Командовал полком подполковник Т.С. Позолотин. В составе 1-го гвардейского механизированного корпуса мы участвовали в окружении фашистской группировки в Сталинграде. В результате этих боев 182-я бригада была окончательно преобразована в 17-й отдельный танковый гвардейский полк. Над танковыми башнями затрепетало ещё одно знамя – гвардейское.

Несколько позже за успехи в Сталинградской битве наша часть была награждена орденом Красного Знамени. Многие воины были награждены правительственными наградами, а командиру полка присвоено звание Героя Советского союза. Танкисты, начав свой путь под Сталинградом, защищая реку Дон, дрались затем под знаменем иловлинцев за Харьков и Киев, освобождали Венгрию и Австрию. Пропахшее дымом и пороховой гарью, пробитое пулями, знамя иловлинцев заняло, по окончанию войны, достойное место в музее Министерства Обороны СССР».

Материал подготовила С. ФЕДОРОВА.

Фото из сети Интернет и из архива С. Гридина, внука М.П. Моисеенко.

21.05.2013 12:23